Прошлогодний крах американского ядерного гиганта Westinghouse потряс отрасль и поставил под вопрос строительство крупнейшей в Европе АЭС «Мурсайд» в Камбрии. Этим летом сорвалась сделка с южнокорейской KEPCO, что вызвало беспокойство о стоимости и проектных рисках.

Перевод фрагментов статьи газеты The Telegraph

Французский гигант EDF, все еще занятый спасением компании Areva, вернулся к переговорам с британским правительством, чтобы разработать новую схему финансирования атомных проектов после критики в адрес сделки по АЭС «Хинкли—Пойнт C».

Запад делает попытки обеспечить рост атомной отрасли. На этом фоне Россия, доминирующая в ископаемом топливе, методично строит ядерные реакторы по всему миру в борьбе за влияние на энергетическом рынке.

Первый заместитель генерального директора Росатома Кирилл Комаров возглавляет Всемирную ядерную ассоциацию (WNA). Это подходящая роль для человека, который помогает России вести глобальную ядерную экспансию, пишет британская газета The Telegraph.

«Мы являемся неоспоримым лидером в большинстве секторов атомной отрасли, — говорит Комаров. И трудно с этим не согласиться. — За последние 11 лет мы запустили 13 новых энергоблоков. Вероятно, больше всех в мире, даже по сравнению с нашими китайскими друзьями».

Технологии Росатома «признаны в отрасли как очень хорошие и конкурентоспособные», утверждает Тим Йео, бывший депутат британского парламента от консерваторов и лидер New Nuclear Watch, группы лоббистов от атомной промышленности. «На мой взгляд, сейчас их единственным серьезным конкурентом является Китай, в то время как южнокорейское правительство сомневается в роли атомной энергетики», — считает Йео.

Быстрая экспансия Росатома не обходится без разногласий, отмечает The Telegraph. В 2014 году Венгрия отдала Росатому контракт на строительство АЭС «Пакш-2» стоимостью 12 млрд евро, закрыв проект для других поставщиков. В Брюсселе Европейская комиссия сочла это нарушением. Росатом реализует венгерский проект вопреки требованиям ЕС относительно прозрачности. Корпорация также поставит ядерное топливо, в то время как значительные затраты по проекту будет кредитовать Кремль.

Дело о нарушениях достигло кульминации в 2016 году, вызывая беспокойство относительно способности ЕС бороться с российским энергетическим доминированием в Восточной Европе. Это было испытание, в котором Россия победила после того, как чиновники без лишнего шума закрыли свое расследование. Решение было принято в ту же неделю, когда бывший еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер был раскритикован за полет в Венгрию на самолете известного немецкого бизнесмена Клауса Мангольда, тесно связанного с Россией и атомным проектом.

 

Источник: The Telegraph

 

В Армении Россия профинансирует 95% проекта Росатома по строительству АЭС стоимостью 5 млрд евро. В следующем году корпорация подключит к сети новую АЭС стоимостью 5 млрд евро в Беларуси. Москва полностью финансирует проект.

Любое беспокойство по поводу атомного доминирования России над соседями неуместно в свете хорошей репутации Росатома в регионе, говорит Кирилл Комаров. Он указывает на Украину — центр энергетической геополитики и растущей напряженности. Стороны обвиняют друг друга в том, что они используют свои позиции в сфере поставок газа из России для получения политических преимуществ. При этом, по словам Комарова, страны прекрасно взаимодействуют в атомной энергетике.

Украина производит более половины электроэнергии на атомных станциях. Эта энергия генерируется реакторами российского производства на российском ядерном топливе. «И вы никогда не слышали о каких-либо проблемах между Россией и Украиной по ядерным вопросам, потому что их нет», — говорит Комаров.

Несмотря на глобальную напряженность между Россией и Западом, Росатом по-прежнему поставляет около 20% обогащенного урана в США и имеет долгую историю сотрудничества с британскими АЭС. Атомная электростанция «Сайзвел B» в Саффолке, принадлежащая EDF, использует исключительно российский уран.

Отчасти эти отношения поддерживаются по необходимости. Комплексные нормативные ограничения, которые лежат в основе безопасности атомной промышленности, связывают страны крепче, чем политические пристрастия.

«В атомной отрасли все глубоко связано с вопросами безопасности, поэтому лучше подумать не дважды, а многократно, прежде чем разрывать отношения, — подчеркивает Комаров. — Это мир, в котором конкуренты часто являются партнерами. Мы стараемся выполнять все свои обязательства по контрактам. Вот почему мы можем работать спокойно».

«Мы живем в сложном мире. Отношения между Россией и Западом непростые. Но благодаря мудрости игроков атомной отрасли мы чувствуем себя вдали от временной политической нестабильности. А я уверен, что эта нестабильность временная», — отметил он.

Временно это или нет, но можно предположить, что Росатом получит большой вес в мировой энергетической отрасли будущего.

Отправить
Поделиться
Источники

Перевод фрагментов статьи газеты The Telegraph