Британский журнал The Economist опубликовал статью о российском ядерном экспорте.

Энергетический экспорт уже давно является основой внешней политики России, как правило, в виде масштабных поставок нефти и газа. Экспорт ядерных реакторов сложнее, но в некотором смысле лучше, считает Степан Солженицын, аналитик консалтинговой компании McKinsey. Продажа реакторов приносит больше денег, чем поставки ископаемых видов топлива. Они обычно сопровождаются предоставлением услуг, включая продажу ядерного топлива, обучение инженеров и консультирование по вопросам регулирования. Каждая АЭС представляет собой проект на несколько миллиардов долларов — он не зависит от колебаний цен на сырье и закрепляет отношения клиента с Россией на десятилетия.

После завершения строительства атомные станции становятся очевидным рычагом дипломатического влияния, пишет The Economist. Теоретически Россия может угрожать поднять цены на уран или просто закрыть АЭС, которую эксплуатирует Росатом. Отношения между экспортером и клиентом особенно близки в ранние годы работы атомной станции. В это время местные сотрудники еще проходят подготовку, и страна-экспортер непосредственно участвует в работе АЭС. Угроза особенно сильна в странах, где новая атомная электростанция обеспечивает значительную долю электроснабжения.

Генеральный директор Всемирной ядерной ассоциации Агнета Ризинг утверждает, что геополитика не осложняет экспортные планы Росатома. Любое влияние, которое Кремль может оказывать через построенные им АЭС, ограничено наблюдением со стороны МАГАТЭ. Влияние Росатома ослабевает с течением времени — клиенты обычно настаивают на том, чтобы корпорация обучала местных инженеров эксплуатировать АЭС. Клиенты могут закупать ядерное топливо в другом месте, а любая недобросовестность со стороны России отпугнет потенциальных покупателей.

Российская атомная программа выдержала испытание временем по двум причинам — низкая стоимость проектов и поддержка государства, которое покрывает ядерные риски. Конкуренты Росатома безнадежно отстают, отмечает газета. Французы за последние десять лет начали строительство только двух АЭС — в Финляндии и Китае. Оба проекта отстают от графика и вышли за пределы начальных бюджетов. Южнокорейская энергетическая компания KEPCO столкнулась с противодействием атомной энергетике внутри страны. Американская компания Westinghouse только сейчас выходит из банкротства.

Единственным реальным конкурентом России остается Китай. Это еще одна страна, где тесно переплетены власть и бизнес. До недавнего времени Китай был сосредоточен на удовлетворении внутреннего спроса на электроэнергию. Но импорт сырья и экспорт технологий — наилучшая долгосрочная ставка. Поэтому Китай начал искать клиентов за границей. Китайская государственная компания частично финансирует проект АЭС «Хинкли-Пойнт С» в Великобритании, другие участвуют в атомных проектах Аргентины и Турции.

Хотя Китай наверняка догонит Россию, она пока не имеет серьезных конкурентов в области экспорта ядерных технологий. Это реальная оценка положения дел в мире, которому нужно производить как можно больше атомной энергии, если он относится к идее декарбонизации серьезно.

Отправить
Поделиться
Источники

The Economist